Загадка “негласного внешнего блока” на российскую бюрократию и российский путь

Иногда мир становится тесным и душит, как маленькая квадратура у студента в общежитии или у обычного городского жителя в сверхурбанизированном городке. Заявление директора Института ЕАЭС Владимира Лепехина о “внешнем блоке” на пути России, несет легкое беспокойство по поводу положения дел в обществе значимого и стратегического соседа. А может, так кажется только восприимчивым людям и идеалистам. Или, ощущая здоровое и активное внимание России и ЕАЭС, мы в Узбекистане невольно уделяем завышенное внимание к макрообщественным тенденциям в России.

Узбекистан с 2017 года активно поднимает новые интересные проекты и обращается к соседям, региональным и глобальным партнерам. При этом, у соседей и партнеров аналогично есть не менее интересные предложения и  проекты для участия Узбекистана. Поэтому, не только стали активными и объемными потоки товаров, услуг и денег между Узбекистаном и внешним миром. Активным и широким стал и  интеллектуальный, идеологический, духовный диалог.

Если применим к такому духовному диалогу экономическую интерпретацию, то можем спекулировать о банальном “экспорте и  импорте ценностей”. Что-то наши население “импортирует” для потребления, что-то “импортируют” отечественные фабрики мысли для дальнейшей переработки и создания добавленной стоимости для последующего потребления. Что-то “экспортируется” отечественными потребителями и фабриками во внешний мир. В целом, реформы Узбекистана дали  большой импульс этому важному процессу ценностного обмена и сотрудничества.

В этом контексте, рационально осмыслять духовные искания и переживания окружающих стран, в особенности, стратегических партнеров. По линии стратегических партнеров, обычно, элиты  быстро мостят каналы для ценностного обмена. Здесь  мы остановимся и вернуться к основной мысли.

Так вот, по мнению Владимира Лепехина, экономика России развивается не в нужном направлении и уже подошла к тупику. Важные индикаторы качества жизни людей – уровень и качество жизни граждан, продолжительность жизни, уровень рождаемости – ухудшаются вследствие цепочки мероприятий экономической политики. Правительство “странным образом” и по рекомендациям МВФ осуществляет неэффективные меры – вхождение в ВТО, повышение налогов, излишнее сокращение денежной массы и ограничение внутреннего совокупного спроса, повышение пенсионного возраста, перекредитование населения и предприятий под завышенные проценты и другие.

Интересное состоит в том, что причина такой политики и такого отношения элит к своему народу,  заключается, по мнению эксперта, в наличии  некоего внешнего блока.  Экономическое развитие России оказывается  заблокированным извне, то есть внешние силы установили внешний блок.

Понятно, что спекуляции о внешнем воздействии не новость,  а классика  в российской политике и политической философии. Здесь можно накопать много интересных и глубоких, поверхностных и крайне закрученных теорий. Странно было бы, если бы не было здорового имперского интереса у сильных или малых государств к богатым ресурсам и рынкам России.  Здесь, в общем, всякий разумный человек найдет богатую и плодородную почву для своего творчества. Блогеры и ведущие ток-шоу интересно обсуждают и дискутируют, студенты и научные соискатели пишут дипломные работы или  диссертации, профессионалы делают карьеру или создают и развивают бизнес.

Владимир Лепехин считает, что Россия “находится на передержке, в ожидании чего-то”. Эксперт ожидает, что “в ближайшие годы появится какой-то глобальный внешнеполитический проект”, что “крючки у Запада уже давно заброшены куда следует”.  Проще говоря, по мнению Владимира Лепехина, развитие России находится под внешним управлением, которое препятствует эксплуатации внутренних ресурсов  страны в интересах народа.

Большая часть сознания хочет отбросить очередную спекуляцию уважаемого эксперта об ответственности внешних и невидимых супостатов за сложившийся внутренний дисбаланс и неопределенность в сознании и бытии государства российского. Ведь, сильные элиты и государственные институты России сегодня жестко и небезуспешно противостоят местами навязчивой экспансии западных ценностей. Неужели, они вот так просто отдали страну под внешнее управление?  Все-таки “хочется верить”, что ответственность за сложившуюся ситуацию лежит на собственных плечах российских элит.  При всем уважении к невидимому и вероятному мировому правительству, сознание не хочет умалять ту огромную и дееспособную силу государственной бюрократической машины России.

Хорошо, что эксперт все-таки противоречит  своей концепции “внешнего блока”: он говорит о формировании в России “охранительной” элитарной системы, которая консервирует сложившийся механизм распределения власти, блокирует  национальное развитие.

В итоге. Картина становится сложнее. Мы видим два блока национальному развитию России в схеме Владимира Лепехина – внешний блок и внутренний блок.

Почему тема выступления Владимира Лепехина заслуживает внимания элит Центральной Азии? Потому что элитам  Центральной Азии век жить и работать с великой Россией. Возникает вопрос – какие блоки (внешний и ли внутренний или оба вместе) продвигают  концепцию ЕАЭС вглубь Центральной Азии?  Или интеграционные ценности  ЕАЭС независимы от сил/блоков, которые “душат” Россию. И “руки” этих блоков никогда не достанут национальные интересы  малых государств.

Социальная технология. Общественный инжиниринг

Гуманитарные науки тяжело адаптируются и выживают во времени по сравнению с естественными науками. Это связано, по всей видимости, с природой объекта исследования ученых-естествоведов.

Природа живого или неживого материала для физиков, химиков, биологов, математиков  и других естествоиспытателей представляет собой легко поддающуюся исследованию пассивную материю. Наши наблюдения накапливают факты, которые  предсказуемо повторяются веками и тысячелетиями. Постепенно  наши теоретические представления оттачиваются и становятся более точными. Очень мало места остается для неточностей и неясностей. И потому мало места для больших споров и дискуссий. Если и возникают альтернативные теории, то связаны они с предметами пограничного уровня, где наблюдения фактов еще нет, и есть достаточно места для  догадок и гипотез. Гораздо легче разрабатывать и создавать мост, дамбу, здание, ракету или самолет. Даже отдельные неудачи связаны с определенными теоретическими и эмпирическими недочетами, дефицитом новых знаний и технологий . Консолидация технических знаний, повтор усилий и событий, воля человека, групп и обществ приводят в конечном итоге к результату. Природа материалов и веществ поддается наблюдению, дизайну и построению эффективных, материализующихся моделей.

Обществоведам же приходится иметь дело с абсолютно иной природой человеческого бытия,  с законами жизнедеятельности человека и общества. Тысячи и тысячи наблюдений здесь никак не помогают однозначно доказать какую-то теоретическую картину окружающей нас действительности. Возникает много теорий и квазитеорий в научных, политических, религиозных и других учреждениях и кругах общества. Эти разработки продвигаются в свет, претендуют на внимание и истину, находят своих единомышленников и сторонников. В итоге мы всегда видим скрытую или явную, пассивную или активную какофонию в общественной науке и сознании общества. Так обстоит дело практически с любой наукой, которая занята изучением общественного материала. Формально может доминировать та или иная общественная интерпретация, которая согласуется с интересами доминирующей элиты. Альтернативные теории, которые  не согласуются полностью или частично с  ценностными взглядами и позициями  господствующих элит, могут запрещаться, преследоваться, игнорироваться, адаптироваться к сосуществованию с доминирующими концепциями.

Доминирование одних общественных  теорий и ценностей и подавленность других является естественным положением вещей в обществе. Общественные  теории неизбежно  начинаются и завершаются ценностными установками, которые положительно или негативно затрагивают сложившийся баланс ценностей в элитах и массах общества. Успех той или иной теории  и его автора зависит от элитарной или массовой конъюнктуры в конкретно взятом историческом моменте. Элиты, будучи главной ведущей частью общественного организма,  выбирают и продвигают к доминации те общественные теории и парадигмы, которые способствуют  ценностям элит и которые наиболее гармонируют с ценностями ключевых массовых сегментов общества. Изгои и диссиденты в одной конъюнктуре могут становиться героями и знаменитостями в последующей исторической конъюнктуре.

Человек. Социально-биологическая клетка общества

Рассмотрение человека и его общностей различного порядка посредством концепции социально-биологического организма может являться полезным. Так можно  глубже понимать  законы, управляющие  социальным поведением человека.

Если мы концентрируемся на исключительно социальной стороне, то в поисках первооснов общественного развития заканчиваем метафизическими концепциями вроде  абсолютного духа Гегеля. Или совершенного человека Ницше. Важными социальными  аспектами нашей духовности мы можем подавлять или, что еще хуже, замещать биологические основы нашей жизнедеятельности. Осознавая себя как особую форму жизни, мы противопоставляем весь прочий мир в качестве объекта и отчужденного мира.

Если мы возвышаем биологический аспект, то рискуем впасть в Дарвинизм, рискуем выводить наше социальное поведение из биологического, то есть из бессознательного. Биологизация общественного поведения снижает нормы морали и нравственности, приводит к десоциализации индивидуумов и обществ.

Разумнее в академическом смысле, в теологическом смысле и в обыденном смысле осознавать свою объективно данную социально-биологическую природу. Социально-биологический аспект рассматривает человека не как «чистое» социальное творение, имеющее потребности и цели – психологические, экономические, культурные, политические и др. Социально-биологический аспект позволяет нам рассматривать человека как часть природы, которая является в целом гармоничной и следующей имманентным законам жизнедеятельности. При этом, мы осознаем в равной степени  свою особенность в природе и свою всеобщность с природой. Так мы можем избежать крайних спекуляций, перекосов и искажений в настройке правил своей общественной жизнедеятельности.